Архипелаг, обласканный богами

По легенде, боги, сотворив Землю, решили выбрать местечко и для себя. Их взор упал на затерянный в океане неприметный остров, где кроме унылой бесплодной равнины ничего не было. Они создали на нем горы с озерами, с вершин побежали реки, питая живительной влагой всё окружающее. И остров расцвел.

Есть и другое сказание, отсылающее к древнеиндийскому эпосу Рамаяне, когда отважный герой Рама, поддержанный богами, вступил в битву против воинства демонов. В пылу борьбы не выдержали даже небеса, и маленький их кусочек откололся и упал в океан, превратившись в райский остров.

И в том и в другом случае речь идет об острове Бали. Именно с него и началось наше знакомство с Индонезией.

В сущности, то, что было сказано в предыдущих строчках о Бали, можно отнести практически ко всей Индонезии в целом. Это одно из самых удивительных государств в мире. Мало того что это крупнейший архипелаг на планете, собравший под свои знамена 17 тысяч (!) островов, так он вдобавок одновременно лежит и в Северном, и в Южном полушарии и омывается водами сразу двух океанов – Индийского и Тихого. Здесь сходятся животный и растительный мир Азии и Австралии, причем на площади, занимающей не более 1,3% мировой суши сосредоточено 17% всех биологических видов планеты, а 39% млекопитающих и 36% птиц являются эндемиками. 

А еще в Индонезии, которая занимает 4-е место в мире по численности населения (270 млн человек), невероятное этническое, языковое и культурное многообразие. В стране проживает 350 этнических групп, говорящих почти на 500-х языках и сохранивших свои традиции и обычаи. Хотя большинство индонезийцев – мусульмане, на острове Бали доминирует индуистская религия, а в ряде районов Сулавеси, Суматры и Папуа значительная часть жителей исповедует протестантство и католицизм. Все они мирно уживаются друг с другом, и такие уникальнейшие памятники древней архитектуры, как храм Боробудур, являющийся буддистской моделью Вселенной, и крупнейший во всей Юго-Восточной Азии индуистский храмовый комплекс Прамбанан, почитаются всеми индонезийцами, независимо от вероисповедания. Поэтому не случайно, что именно в этой стране сосредоточено наибольшее в Юго-Восточной Азии количество объектов, включенных в список Всемирного наследия

ЮНЕСКО. А ведь это не только природные и архитектурные достопримечательности. К примеру, в 2010-м году ЮНЕСКО официально признала знаменитый индонезийский музыкальный инструмент ангклунг шедевром устного и нематериального наследия человечества.

Так что даже как-то символично, что одна из самых главных сенсаций в антропологии – науке, изучающей происхождение и эволюцию человека – случилась на Яве, когда на этом индонезийском острове были обнаружены ископаемые останки одного из предков человека – питекантропа, подвида человека прямоходящего (Homo erectus). Здесь всем найдется место.

Вот в такую необычную страну и отправились мы – группа казахстанских журналистов, участвующих в организованном министерством туризма Индонезии и посольством Индонезии в РК пресс-туре, в который  было приглашено и наше издание.

Человек предполагает,а боги располагают

Но вернемся к Бали. Поскольку этот остров был особо обласкан богами, то и первый визит мы совершили в гости именно к богу. Мелочиться не стали и выбрали одну из важнейших фигур индуистского пантеона – Вишну.

Наверное, многие знают, что в индуизме имеется понятие Тримурти, чем-то схожее с христианской Троицей. Оно объединяет Брахму-Создателя, Вишну-Хранителя и Шиву-Разрушителя в триединое божество, представляющее собой духовное начало – Брахмана. Так вот на определенном этапе развития индуистского учения Вишну как хранитель Вселенной, спускающийся на Землю в виде своих воплощений (аватар), стал первостепенной фигурой.

Есть у него и верный спутник Гаруда, царь птиц в индуистской и в буддийской традиции – существо с человеческим туловищем и орлиными головой, крыльями, когтями и клювом. По одной из легенд, Гаруду, обладавшего невероятной мощью, смог подчинить себе только Вишну, сделав его своим ездовым животным.

И когда в 90-х годах прошлого века индонезийский скульптор Ньюман Нуарта решил поразить всех и вся и создать на Бали самую высокую статую в мире, то, конечно же, кому, как не Вишну с Гарудой, суждено было стать героями скульптурной композиции!

Но человек предполагает, а боги располагают. Вмешался финансовый кризис 1997-1998 годов и внес коррективы в амбициозные замыслы. После 20-летних мытарств и передряг (а стоимость проекта оценивалась в 40 миллионов долларов) работа все-таки была завершена, и 22 сентября прошлого года состоялось открытие монумента. Вот только достиг он в итоге 121-метровой отметки, что сделало его на тот момент третьей по высоте статуи после скульптур Будды в Мьянме (129 м) и Китае (128 м). Впрочем, даже если бы первоначальный замысел удалось реализовать, рекорд бы продержался только месяц, поскольку 31 октября 2018 года в Индии открылся монумент Единства в виде статуи Валлабхаи Пателя, одного из лидеров движения за независимость Индии. Высота памятника составила фантастические цифры: 240 метров! Так что теперь у балийского гиганта «лишь» четвертое место в мире.

Впрочем, в накладе все равно никто не остался, поскольку результат оказался удачным: гулять по парку (а возвели именно парк, а не просто голую статую) действительно интересно и у скульптуры есть все основания стать новым символом всего острова.

Полное название этого места – «Культурный парк «Гаруда-Вишну-Кенчана» (последнее слово означает «золото»). Уже у входа вас встречают сам Вишну с Гарудой – на площадке в окружении других скульптур и фонтанчиков установлена сравнительно небольшая копия статуи, за спиной которой возвышается вдали сам оригинал, и смотрятся они вместе очень даже неплохо.

Зайдя в парк, оказываешься в уютном живописном дворике с прудом, где нашли обитель каменные черепахи, а приглядывает за ними богиня воды и риса Дэви Шри с цветком лотоса в руке (кстати, дэви – это женская форма санскритского слова дэва. Поэтому в индуизме богиня – дэви, а божество мужского рода – дэва).

Здесь надо отметить, что очень точным оказался выбор места для парка. Им стал заброшенный известняковый карьер, располагавшийся на самой высокой точке полуострова Букит (146 м над уровнем земли и 263 м над уровнем моря). Благодаря этому факту ныне рядом с головой Вишну есть обзорная площадка, откуда открываются отличные виды. Общая же площадь парка составляет 240 гектаров.

Поодаль находится и голова Гаруды, от которой ступени ведут вниз на огромную и необычную площадь, которую окаймляют рукотворные скалы. Надо сказать, что скалы эти, образующие причудливый каньон, столь живописны, что даже послужили декорацией для отдельных сцен фильма Уэса Боллла «Бегущий в лабиринте 1».

Наконец, через проходы между скал можно выйти к самой 900-тонной махине, которую, кстати, отлично видно из любой точки парка. Как рассказал один из руководителей администрации, в этом году завершатся последние работы и внутри постамента заработают музей балийского искусства и зал для проведения конференций, а туристы по лестнице смогут подняться еще выше – на высоту 24-го этажа, – где для них будет создана смотровая площадка.

Добавьте ко всему перечисленному другие авторские скульптуры, барельефы на стенах, амфитеатр, арт-галерею, беседку с национальными музыкальными инструментами, фонтаны, сад, сувенирные магазины, рестораны индонезийской кухни – и вы оцените масштаб сделанного.

Теперь монумент прекрасно виден за десятки километров. Ведь характерная черта острова – здесь не возводят высоких зданий и сооружений. Так что Вишну не просто взлетел, а стал еще и первопроходцем – своего рода балийским Гагариным.

Новое воплощение

Но вот что интересно: а не надоело ли Гаруде все эти тысячелетия таскать на своей спине седока? Ведь как-никак, а, по одному из мифов, он вылупился из яйца уже совершенным, его форма после рождения заполнила собою небо, хлопанье крыльев сотрясло землю, а от золотого тела исходило такое солнечное сияние, что боги по ошибке приняли его за Агни – бога огня.

Конечно, трудно отвечать за столь необычное существо, но на герб Индонезии Гаруда взлетел уже в одиночку.

Да, именно «царь птиц» был выбран на роль главной государственной эмблемы. При этом он сам символизирует на гербе силу, его золотой цвет – славу, щит в центре – защиту народа, а в когтях он держит ленту с национальным девизом Индонезии: «Единство в многообразии». Элементы на щите также несут глубокий смысл. Это пять заповедей (Pancasila на санскрите) первого президента страны Сукарно. Золотая звезда – вера в единого Бога, бык – демократия (поскольку это социальное животное), дерево – единство Индонезии, рис и хлопок – социальная справедливость, цепь как смена поколений – гуманность.

И даже количество перьев у Гаруды неслучайно. 17 на каждом крыле, 8 в хвосте, 19 под щитом и 45 вокруг шеи образуют комбинацию 17-8-1945 – дату провозглашения независимости страны.

Рис как палитра художника

Если Вишну с Гарудой только осваиваются в роли символа Бали, то рисовые поля давно стали одной из визитных карточек острова. Выращивание риса – не только главное занятие местных жителей, но и с недавних пор важная составляющая туристической отрасли. Ведь популярность экскурсий на плантации этого злака растет, что называется, ударными темпами.

Секрет здесь простой: рисовые поля расположены в живописнейших местах с причудливым рельефом. Чаще всего они спускаются террасами у подножия гор или среди холмов, где текут реки или прорыты каналы. В окружении пальм и буйной тропической растительности, на фоне теряющихся в облаках вершин – они со своими аккуратными черепичными домиками, производят фантастическое впечатление, сравнимое с прикосновением к произведениям искусства. Если вернуться к началу этих заметок и вспомнить легенды о божественном происхождении острова, то боги, судя по всему, на острове без дела не сидели, а занимались живописью, используя террасы как холсты, а рисовые побеги как кисть и палитру.

Еще за счет высоты здесь прохладней, чем на побережье, а для туристов проложены многокилометровые тропинки, шагая по которым можно встретить много чего интересного.

...Итак, утром второго дня нашего пребывания на Бали мы приехали в чудесное местечко в центральной части острова, недалеко от города Табанан. Здесь на высоте 700 метров у подножья горы Батукару протянулись широкой полосой рисовые террасы  Джатилуви (Jatiluwih). Прекрасная погода, зеленые просторы, свежий воздух, убегающие вдаль тропинки – что еще нужно для счастья?

Кстати, о погоде. Она нас не разочаровывала ни в первый, ни во все последующие дни. Хотя гостили мы в Индонезии с 22 февраля по 2 марта – время, не считающееся самым лучшим для посещения страны. На Бали, например, высокий сезон длится с апреля по октябрь. А в ноябре наступает сезон дождей, который тянется до марта (не забывайте, что остров находится в Южном полушарии). Но, наверное, климат действительно меняется, и я не раз слышал от жителей разных тропических стран, что контраст между сезонами сглаживается. А что касается Бали, то наш гид рассказывал, что дожди в основном прекращаются уже к китайскому Новому году.

Тем временем тропинка бежит все дальше, путь неблизкий, но маленькие сюрпризы подстерегают вас то тут, то там. Вот у тропы расположились продавцы кокосовых орехов (кокосовых пальм здесь – пруд пруди). Они срезают верхушку, вставляют трубочку – и лучшего угощения в жаркий день не найти. Впрочем, с этим не согласен теленок, который в открытом мини-хлеву присосался к матери – на полях по-прежнему применяется ручной труд, а для вспашки используют буйволов. Вот чучело внимательно наблюдает за происходящим, а здесь – среди травы – невесть откуда взялась небольшая статуя то ли крестьянки, то ли богини. А вот, наконец, и разгадка появления таинственной мелодии. Еще в самом начале пути откуда-то стали доноситься еле слышные мелодичные звуки с явной бамбуковой окраской. Откуда они здесь? Все стало понятным, когда тропинка вывела к небольшой беседке, приютившей своеобразный мини-музей, специально организованный для туристов. Двое сотрудников, похожих на отца и сына и одетых в юбки-саронги, знакомили всех заглянувших «на огонек» со своими богатствами. Тот, что помладше, рассказывал про традиционные инструменты, использующиеся при обработке полей. Одним из них выдергивали растения при сборе урожая,  другим разрыхляли землю с помощью буйволов. А трещоткой из бамбука отпугивали птиц, которые, когда урожай поспел, слетаются несметными полчищами. Правда, крыс, разгуливающих, как домашние кошки, этим не напугать. Но и на них есть управа – большие угри, которые приплывают по каналам и охотятся на этих крыс. А еще после того как собран урожай, на поле выпускают уток, чтобы те подобрали оставшиеся зерна, а заодно и насекомых.

А пока мы открывали секреты выращивания риса, второй мужчина, постарше, сидел все это время на корточках перед бамбуковым инструментом, немного похожим на ангклунг, и палочками с набалдашниками выводил нехитрую мелодию. Она еще долго провожала нас, когда мы вновь отправились в путь.

Крестьян на полях работало совсем мало. Как рассказывал наш гид, очень много приходится трудиться в первые две недели, когда сначала на грядках проращивают зерна риса, а затем, когда ростки достигают 15 см, переносят их на залитые водой террасы. И пока рис растет дальше – месяца полтора, – работы немного. Наверное, мы попали как раз в такое время. Но нескольких работавших на полях крестьянок в конусообразных соломенных шляпах (похожих на вьетнамские, но с внутренним ободком для головы) мы все-таки встретили.

Напоследок немного цифр. В среднем один фермер собирает где-то тонн 6 с одного гектара. 10 кг риса стоят примерно 8 долларов. То есть один урожай в 6 тонн приносит около 5000$. Земля вся частная. Налоги на нее очень маленькие (в районе 10$ за 1 гектар). Других налогов нет. За год же можно собрать в зависимости от сорта риса 2-3 урожая.

Балийские закаты

Что, наверное, труднее всего описать из увиденного на Бали – это, конечно, закаты. Вот уж где лучше один раз увидеть... Вновь возвращаясь к богам и их привязанности к острову, выскажу гипотезу, что на божественных курсах изучения фотоискусства добрались до использования фотошопа. Слишком уж невероятный мир предстает глазам в час, когда «утомленное солнце с небом южным прощалось». Как-то не привыкли мы в наших широтах к столь расточительной щедрости природы, к этим безудержным тропическим краскам – «душой нараспашку». Так и хотелось ущипнуть себя: «Неужели я не сплю?!»

За два с половиной дня пребывания на острове мы побывали на трех пляжах. Искупаться пришлось, правда, только на одном, поскольку на два других приезжали либо перед закатом, либо на рассвете.

Пляж Дримленд встретил нас чистым мелким песком под ногами, насыщенно-синим небом с плывущими белоснежными облаками, небольшим количеством отдыхающих, но волны... Как же сурово и беспощадно они нападали! Мгновенно сбивали с ног, тащили за собой, и противостоять им удавалось лишь 5-10 минут, да и то вблизи берега. Лишь серфингисты со своими досками как-то умудрялись находить общий язык с водной стихией. Впрочем, их тоже было немного.

На пляж Джимбаран мы приехали на ужин. Длинные ряды столов с красными скатертями были вынесены прямо на песок, поближе к морю. Слева вдалеке парила гигантская фигура Гаруды с Вишну, казавшаяся огромной даже на таком расстоянии, справа виднелась взлетная полоса аэропорта, на которую периодически садились самолеты. По пляжу время от времени проходил парень, державший за узды коня с абсолютно белым окрасом. Иногда удавалось найти седоков. Множество людей столпилось у воды – чувствовалось всеобщее ожидание. Здесь-то и состоялось наше знакомство с балийскими закатами.

Ну а последний пляж, где мне удалось побывать дважды – на закате и рассвете, – пляжем и не назовешь: для купания здесь условий нет. В этом изрезанном острыми скалами необычайно красивом месте находится одна из главных святынь Бали – индуистский храм Танах Лот. По легенде, его построил индийский брахман Нирартхи в XV веке, когда увидел божественный свет, бивший из родника у подножия скалы. Он решил, что это знамение. Источник сохранился до сих пор, и его вода считается целебной.

Название храма переводится как «земля в море» – и это действительно так. С сушей утес, на котором находится Танах Лот, связан перешейком, который обнажается лишь во время отлива, а в остальное время окружен водой. Но даже если доступ к нему открыт, зайти в храм, поднявшись по вырезанной в скале лестнице, могут лишь верующие, а обычным туристам доступно лишь подножие утеса.
Зато в двух шагах расположены другие, не менее красивые места. На соседнем утесе, помимо совсем маленького индуистского храма, есть прекрасная смотровая площадка. Поодаль – новый утес; пожалуй, самый красивый. И тоже с храмом. И еще один утес, и снова храм. Целый индуистский городок на берегу моря.
Ну а когда начался закат... Неужели это всё было наяву?!

Продолжение следует